Опубликовано в Ситуации

Житель Хакасии спросил генпрокурора про сфабрикованные дела и передал компромат

Сам того не ведая я в знаменательный день в истории России - 12 декабря решил посетить ведомство, празднующее свое создание.

И я в это день просто спонтанно, глядя на терпимый гороскоп, да и жена отпустила без ворчания, собрался на приём к руководству Управления Следственного комитета по Хакасии. Ну и, как не странно, был там принят, как я понимаю, по высшему разряду - даже под видеозапись - с чем я был согласен с большим удовольствием.

У меня приняли там весь компромат на милицию, прокуратуру и суды Хакасии, которым я не мог заинтересовать надзорные органы уже более 10 лет, а это несколько килограммов печатных и писаных рукой страниц в числе которых судебные приговоры, протокол судебного заседания, акт СМЭ, история болезни, ну и кое-что так по мелочи, как показания свидетелей, которые требовали проверки, но этой проверки «органы» нынешней власти боятся, как чёрт ладана.

А суть всего компромата, как сделал вывод товарищ полковник из СК Хакасии, в том, что весной 2005 года один из судей Абазы "сочинил" приговор, по которому был незаконно осужден молодой гражданин, а суть "сочинения" в том, что в основу обвинения невиновного человека Абазинский судья, вопреки Истории болезни и Акту СМЭ, перетащил "послеоперационный шов операции трепанации" с правого виска потерпевшего на затылочную область, то есть, подогнал местонахождение "шва" под ложные показания малолетнего свидетеля, спасавшего свою мать от тюрьмы.

То есть, судья в то время действовал очень "благородно" - мадам, торговавшую спиртом, под крышей Абазинской милиции, и забившей пьяного сожителя скалкой, он спас от тюрьмы, ну, подумаешь, какая беда в том, что парню, только пришедшему из Армии, сломали жизнь 7-летним заключением...

А его защитника, то есть, меня осудили потом за "клевету на судью" в одной из надзорных жалоб, которая была опубликована в газете "ЮСВ" в сентябре 2006 года и, которая до публикации, не была клеветой, но требовала проверки моих доказательств.

А никакой клеветы на самом деле не было, но была настоящая коррупция начала 2000-х годов. И самое здесь печальное для всех "лепил" по этой фабрикации - они не ведали того, что по медицинским показаниям - операция трепанации не возможна в затылочной области.

Вот и представьте, уважаемые граждане, факт того, каков масштаб коррупции в "органах", если на простой "бытовухе" засыпалось столько судей, прокуроров и ментов в Хакасии.

Например, как сообщает pravo.ru, за 2017 год СКР возбудил уголовные дела против трех судей и 60 адвокатов.

По данным СКР, за 2017 год следователи рассмотрели больше 22 000 сообщений о коррупции и в результате возбудили 14 500 уголовных дел. Считая дела, начатые в прошлых годах, в производстве находилось больше 20 000 дел, из которых 6000 направили в суд. Большинство из них связаны с получением или дачей взятки (3367 дел), остальные касаются мошенничества (1178 дел), присвоения или растраты (599 дел).

"За последние два года значительно повысилось качество работы следствия в части возмещения ущерба от коррупционных преступлений. Например, если в 2011–2015 годах сумма арестованного имущества составляла 15–43%, то в 2016–2017 годах этот показатель увеличился до 69–80%", – сообщает СКР. 

Ущерб по уголовным делам коррупционной направленности в этом году составил 10,3 млрд руб., а для обеспечения его возмещения суды арестовали имущества на 7,1 млрд руб.

Чаще всего обвиняемыми по коррупционным статьям становятся сотрудники органов внутренних дел, за 2017 год их было большинство – 845 человек, на втором месте должностные лица госпредприятий и топ-менеджеры организаций, на третьем – должностные лица местного самоуправления. Дальше идут военнослужащие, работники сферы науки и здравоохранения.

В числе обвиняемых есть также 425 человек, в отношении которых в России применяется особый порядок уголовного производства. Это прокуроры (11 человек), 50 следователей, 60 адвокатов, 55 членов избиркомов, 112 депутатов и трое судей.

Но вернемся к нашей криминально-коррупционной истории. Визит я, конечно, нанес, но и решил в очередной раз обратиться в Москву в Следственный комитет России и в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой рассмотреть мою информацию о совершении преступлений против правосудия, работниками правоохранительных органов Республики Хакасия, перечислив следователей и судей, которые, на мой взгляд, совершили фабрикацию дела. Людям в погонах я задал и неудобный вопрос о том СКОЛЬКО СФАБРИКОВАНО УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ХАКАСИИ НА ОСНОВАНИИ ЗАВЕДОМО ЛОЖНЫХ ЗАКЛЮЧЕНИЙ СУДМЕДЭКСПЕРТОВ?

Не стал перечислять весь позор хакасской судмедэкспертизы, массово фабрикующей заключения СМЭ, а напомнил лишь об убийстве Артёма Карлышева 26 мая 2013 года в Абакане, совершённого молодёжной ОПГ, которого они запинали до смерти, и сколько потом подлостей допустили следователи, прокуроры, а потом и судьи, покрывая участников этого преступления. Неотвратимость по этому убийству, совершённому из хулиганских побуждений, так и не постигла убийц. Эксперты так трудились, что, якобы, потеряли фрагменты органов потерпевшего и заменили их на женские органы – они так старались скрыть это преступление и спасти настоящих убийц…

Подобная «картина маслом» произошла и с моим подзащитным, Абазинским парнем - Михаилом Кочегаровым в 2003 году, которого ложно обвинили по ч. 4 ст. 111 УК РФ, в деле которого я участвовал защитником наравне с адвокатом.

В общем, в своем обращении к высшим чинам правоохранительной системы я рассказал о том, что в этом деле был сразу убеждён в невиновности Кочегарова по имеющимся в деле «доказательствам», в которых были сплошь не устранённые противоречия.

Первый суд в июле 2004 года осудил Михаила на 7 лет строгого режима, но по моей кассации 20.10.2004 года, приговор был отменён, Михаил освобождён в зале верховного суда Хакасии, дело возвращено на новое рассмотрение для устранения недостатков, казалось, правда восторжествовала, но не тут-то было.

Другой судья ошибки не устранил, а только усугубил вину всех правоХоронителей Хакасии и вновь Кочегарова отправили на 7 лет строгого режима, а Михаила и его родителей запугали тем, что если бы не защитник Москалев, то ему бы могли дать условный срок. Как это делается в зоне, объяснять не требуется, Кочегарова шантажировали, чтобы он не давал мне доверенности на подачу надзорной жалобы в Верховный суд России. В общем, эти негодяи сломали парню жизнь.

В дальнейшем одна из моих надзорных жалоб в ВС РХ была опубликована в независимой газете «Южно-Сибирский Вестник» в трёх номерах в сентябре 2006 года, в которой я написал правду об этом сфабрикованном уголовном деле, в котором даже не было установлено место, где был избит потерпевший, то есть, в деле не было место происшествия.

21 декабря 2006 года по данной публикации тогдашний прокурор Н.И. Попов, по моему убеждению, сфабриковал уголовное дело № 295051 уже в отношении меня.

24 апреля 2008 года ВС РХ осудил меня на 1 год условно за, якобы, клевету в отношении Абазинского судьи, хотя на самом деле в моей надзорной жалобе не было ни слова клеветы, а были только факты, подтверждающие мои убеждения в преступности правоохранительной системы Хакасии, которые не требовали особой проверки – они были все на виду, но это было большим позором для милиции, прокуратуры и судов Хакасии, а этим органам не привыкать к совершению таких преступлений – это их повседневная практика по укрытию преступлений и привлечению к уголовной ответственности невиновных.

В следственный комитет России и генпрокурору я отправил и факты по громкому далекому, но не забытому делу.

Во-первых, выводы Акта СМЭ № 184 от 18.08.2003 года противоречили Истории болезни № 2730 от 06.08.2003 года потерпевшего, в которой травма была расположена на правом виске и там же была проведена операция трепанации черепа. А эксперт указала на суде и так судья написал в приговоре, что травма, якобы, была на затылке и там же, якобы была трепанация, хотя, операция была сделана на правом виске и это противоречие было в пользу подсудимого, если бы его обнаружили кассационная и надзорные инстанции, но противоречие не было устранено, а значит, суды Хакасии действовали заведомо предвзято и умышленно осудили невиновного, а ВС РФ согласился с их мнением. Хирург, допрошенный в суде, указал, что трепанация на затылке вообще никогда не делается!!!

По какой причине следователи, прокурор и все судьи не изучили Акт СМЭ и историю болезни? Чтобы сделать объективные выводы о виновности моего подзащитного? Данное противоречие Акта и Истории болезни дают полные основания для привлечения судмедэксперта А.В. Марковой к уголовной ответственности за фальсификацию экспертизы или дачу ложных показаний в суде.

Подлинник Акта СМЭ и подлинник истории болезни хранятся у меня, но они не заинтересовали прокурора Н.И. Попова – копии я ему предоставлял, когда обращался с заявлением о пересмотре моего уголовного дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. В пересмотре мне было отказано необоснованно. Противоречия расположения травмы на голове потерпевшего реально существуют и подтверждают факт фабрикации обвинения по моему подзащитному.

Ряд свидетелей по делу Кочегарова дали показания в мою пользу и эти показания процессуально зафиксированы в протоколе судебного заседания по моему уголовному делу №295051, по моему личному убеждению, сфабрикованному прокурором Н.И. Поповым 21.12.2006 года.

Данные свидетели рассказали о том, кто нанёс тяжкие повреждения потерпевшему и от чего он скончался через 10 суток в Абазинской больнице, но уже не от ЗЧМТ, а от двухсторонней гнойной пневмонии, не приходя в сознание, что следует из Истории болезни и Акта СМЭ по причине того, что после избиения он пролежал на полу в квартире более 12 часов.

Потерпевшего, спящего, избила скалкой его сожительница за то, что он напился и не встретил вечером коров – это событие видела её соседка, она отобрала скалку у сожительницы и прекратила избиение спящего потерпевшего, но в суде показания не дала, но сразу после события поделилась со своей подругой этой информацией. Повреждения, обнаруженные на теле и голове потерпевшего, характерны для избиения скалкой, но не падением с высоты собственного тела и тем более, он не ударялся ни о какое ведро. Тем более, мотив для жестокого избиения потерпевшего имелся только у его сожительницы, но никак не у моего подзащитного, который был в то время в близких отношениях с дочерью сожительницы потерпевшего.

Сожительница потерпевшего торговала спиртом, этот факт она сама признала в суде, то есть, имела «крышу» от милиции и потому её спасли от наказания таким образом. Хотя была информация, что сожительница до этого человека была причастна к смерти двух её предыдущих сожителей, об этом рассказывали её родственники.

Из дела исчезли показания продавщицы Ткачевой из соседнего магазина, в который потерпевший приходил за пивом, живой и здоровый, хотя, по показаниям стороны сожительницы, он, якобы, уже был без сознания в это время.

То есть, налицо очевидный факт сокрытия настоящего виновника преступления и привлечения к уголовной ответственности невиновного.

В истории болезни потерпевшего имеется документ - «сопроводительный талон», который был заполнен при доставлении потерпевшего в хирургическое отделение Абазинской горбольницы фельдшером скорой помощи Симоновой, которая дала показания на моём процессе :

Диагноз фельдшера Симоновой при доставлении потерпевшего в больницу: «Мозговая кома. Ч.М.Т., закрытый перелом нижней челюсти слева, множественные ссадины лица» конкретно опровергает вывод судьи об отсутствии крови на месте происшествия и, якобы, его предположение о том, что крови не было на месте происшествия по причине ЗЧМТ. И поэтому возникает вопрос – а изучали ли судьи, прокуроры, следователи, работники милиции историю болезни потерпевшего???

Ведь множественные ссадины лица и перелом челюсти – это однозначно кровь на месте происшествия и на одежде потерпевшего, которая почему-то не была изъята??? То есть, данный вывод судьи Шестакова, по моему личному убеждению,  является абсолютно ложным.

Фельдшер Симонова обратила внимание на то, что потерпевший был в чистой одежде и на нём не было следов крови при наличии характерных повреждений в виде множественных ссадин лица, при которых кровь не могла не быть.

Все эти факты в совокупности дают основания утверждать, что судьи, прокуратура и правоохранительные органы Хакасии совершили должностные преступления при привлечении к уголовной ответственности моего подзащитного, а затем и последующей фабрикации уголовного дела в моём отношении за публикацию моей надзорной жалобы, уличающей суды, прокуратуру и милицию в преступлениях против правосудия.

Но самое важное, что Определением Верховного суда Республики Хакасия от 20.10.2004 года, по которому по моей кассации мой подзащитный Кочегаров был освобождён из под стражи, а дело направлено на новое судебное рассмотрения для устранения недостатков и установления конкретного места преступления, которое так и не было установлено до сего времени, хотя, судья Панова, возможно интуитивно, была фактически права, когда написала в первом приговоре о том, что преступление было совершено в квартире, где сожительница в праведной ярости убивала сожителя скалкой, когда он пьяный спал на диване, а не в ограде. Хотя, если бы в деле участвовал, хотя бы один, специалист-криминалист – он бы отыскал кровь и настоящее, точное место происшествия, а дело бы вели честные и порядочные, не продажные, следователи, а прокурор был бы умным и проницательным, которые проверяли бы все версии, а не скрывали их, то преступник был бы установлен, а не пострадал бы невиновный гражданин.

А если бы было установлено место происшествия, то версия сожительницы, совершившей это преступление, опирающейся на ложные показания своего 12-летнего сына, спасавшего свою мать, не выдержала бы никакой критики и она бы получила наказание за ложь и за преступление:

Чтобы установить справедливость, это дело требует пересмотра, но нынешний  УПК создан в интересах преступников и потому препятствует установлению ИСТИНЫ по уголовным делам, да ещё при полном беспределе надзорных и судебных органов.

При таких обстоятельствах существуют законные основания для привлечения к уголовной ответственности лиц, перечисленных мной в обращении.

Георгий Москалев, общественный деятель

 

Комментарии  

0 #6 Георгий Москалев 15.04.2018 20:12
Однако, хакасские правоХоронители снова залегли в спячку на очередные 6 лет...???
Цитировать
+1 #5 Юрий 19.01.2018 09:32
молоец!!!
Цитировать
+1 #4 Георгий Москалев 17.01.2018 14:42
А преступление его коллег заключаются в том, что в уголовном деле не определено место преступления, якобы, на месте указанном свидетелем, не было следов крови, хотя исходя из акта СМЭ и истории болезни, кровь была и немалая, и послеоперационн ый шов операции трепанации судьёй преступно перенесён с правового виска потерпевшего на затылок и по этой причине в тюрьму был отправлен невиновный абазинский паренёк.
http://www.19rus.info/index.php/obshchestvo/item/78556-sk-po-khakasii-vnov-predlagaet-korruptsioneram-sdatsya
Цитировать
+1 #3 Георгий Москалев 17.01.2018 14:41
Сегодня уже 17 января 2018 года, а 12 декабря 2017 года (в Юрьев день) я лично на приёме в СК Хакасии в присутствии депутата ВС РХ ДВБ сдал полковнику Николайчуку под видеозапись пачку неопровержимых, достоверных доказательств в подлинниках о длящихся преступлениях против правосудия, совершённых милицией, прокуратурой и судами Хакасии, начиная с осени 2003 года, то есть, все эти преступления совершены уже конкретно в эпоху господина Путина.
Но ответа от полковника Николайчука нет до сих пор???
И я смею предполагать, что они сейчас ломают голову, как выйти из безвыходной ситуации, которую состряпали их коллеги, повязанные коррупцией?
Цитировать
+2 #2 Георгий Москалев 16.01.2018 20:10
​Кроме операции трепанации, на голове потерпевшего была ушитая рана, из которой кровь всяко разно была на месте преступления, но ни суды, ни прокуроры ничего не хотят видеть???
То есть, в уголовном деле нет места преступления, а потому и нет виновного - вот оно путинское кривосудие!!!
И то, что трепанация была согласно истории болезни и акта СМЭ произведена на правом виске потерпевшего, а судья вздумал и перетащил трепанацию на затылок, но это фабрикация-фаль сификация доказательств не привлекла внимание ни одного из надзорников.
Позор правоХоронителя м Хакасии.
Цитировать
+5 #1 Георгий Москалев 16.01.2018 18:15
Ждём реакцию хакасских правоХоронителе й???
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить